Исследования клетчатки, как средства профилактики рака молочной железы.

Клетчатка и рак молочной железы у женщин в периодах пре- и постменопаузы

 Рак молочной железы (далее РМЖ) - вторая по распространенности после рака легкого локализация злокачественных опухолей в мире. По данным Международного Агентства Исследования Рака (International Agency for Research in Cancer, IARC), в 2012 г в мире было зарегистрировано 1 677 000 новых случаев РМЖ У женщин эта локализация опухоли занимает первое место, хотя частота ее в различных странах существенно отличается: она наименьшая в слаборазвитых странах и наиболее высокая в странах с высоким уровнем развития.  В 12 регионах мира ежегодный стандартизованный показатель заболеваемости на 100 000 женщин таков:  в Восточной Азии 18, Южной Центральной Азии  и регионе Сахары  22; Юго-Восточной Азии  26; Северной Африке и Западной Азии  28; Южной и Центральной Америке   42; Восточной Европе 49; Южной Европе  56; Северной Европе 73; Океании 74; Западной Европе  78; Северной Америке  90 (IARC Press release N° 223, 12 December 2013). В США этот показатель еще выше и составляет   128.6 у белого населения и 112.6 у темнокожего. 

       В России (данные 2012 г.) РМЖ является ведущей онкологической патологией у женского населения, составляя 20,7%в структуре онкозаболеваемости (в 2008 г. – 20%).

Абсолютное число впервые в жизни установленных диагнозов РМЖ в России в 2002 – 45857, в 2012 – 59037. РМЖ - единственная локализация опухоли в России, «помолодевшая» с 2002 по 2012 на 3,9 лет. Показатель заболеваемости (на 100 тыс.населения): в 2002 г -60,22, в 2012 -76,74, т.е. практически такой же, как в Западной Европе. Среднегодовой темп прироста составляет 2,51%, прирост с 2002 по 2012 г.г. - на 29,06%.    (Злокачественные новообразования в России в 2012 г. (заболеваемость и смертность) / Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. - Москва, 2014. Справочник можно найти в Интернете).

     Эффективность клетчатки как фактора профилактики РМЖ известна давно. В качестве примера можно привести обзор и мета-анализ проспективных исследований, составленный    сотрудниками Отдела Эпидемиологии и Биостатистики Императорского Колледжа, Лондон, Великобритания, опубликованный в 2012 г..   Авторы его проследили зависимость  между объемами потребления таких источников клетчатки, как овощи и фрукты, и частотой развития РМЖ, проработав базу данных PubMed и отобрав 15 исследований.  У наибольших любительниц фруктов и овощей  заболеваемость была ниже на 11%,  только фруктов – на 8%, только овощей – на 1%.   На каждые 200 г в день смеси фруктов и овощей риск снижался на 4%,   только фруктов – на 6% и не изменялся у потребительниц такого же количества овощей  (Breast Cancer Res Treat. 2012).

     Сотрудниками Колледжа представлен еще один обзор на эту тему. На сей раз его авторы обратили внимание уже непосредственно на объемы потребления клетчатки из различных источников, проанализировав результаты 16 исследований, представленные в базе данных   PubMed по 31 августа 2011 г..  У наибольших потребительниц клетчатки в целом заболеваемость была ниже на 7%,    клетчатки фруктов – на 5%,  клетчатки овощей – на 1%, клетчатки зерновых – на 4%, растворимой клетчатки из любых источников – на  9% и клетчатки нерастворимой – на 5%. Авторы обзора подсчитали, что на каждые 10 г клетчатки в день заболеваемость снижалась на 5%.   Но следует отметить, что такой профилактический эффект клетчатки выявлялся только в тех исследованиях, участницы которых получали больше 13 г клетчатки в день  (Ann Oncol. 2012).

            С точки зрения современных представлений о механизмах действия клетчатки, она представляет интерес   как фактор профилактики      РМЖ  в первую очередь потому, что  является источником лигнанов – соединений, обладающих свойствами   фитоэстрогенов,  противовоспалительным, антиоксидантным и гормономодулирующим эффектами.  

   Исследования по эффектам таких компонентов клетчатки, как   лигнаны  и энтеролигнаны (соединения, образующиеся из лигнанов непосредственно в организме и собственно, проявляющие биологический эффект)  в качестве факторов профилактики РМЖ, активно проводятся в Отделе Эпидемиологии Рака Германского Научного Противоракового Центра, Гейдельберг, Германия. В одном из своих обзоров сотрудники Отдела  проанализировали базу данных   MEDLINE с  1997 по 2009 г.г., отобрав 21 исследование. Авторы показали, что  потребление лигнанов женщинами различного возраста в целом снижает риск развития   РМЖ очень скромно  - всего на 8%.   Но вот у женщин в постменопаузе, по данным 13 исследований, этот эффект оказался значимым и у самых больших потребительниц лигнанов заболеваемость была ниже на 14%.   Такая же зависимость показана в 4-х исследованиях, где проводилась оценка уровня    энтеролигнанов.  В 6 исследованиях было показано, что  эффекты лигнанов и энтеролигнанов   не зависели от эстрогенного статуса женщин   (Am J Clin Nutr. 2010 ) .

        В Группе Генетической Эпидемиологии Отдела Эпидемиологии Рака того же Центра  изучали зависимость фактора выживания женщин в периоде постменопаузы с РМЖ от потребления ими лигнанов и клетчатки, а также уровня в крови энтеролигнанов, К исследованию были привлечены  2653 женщин, у которых  диагноз РМЖ был установлен в период с 2001 по  2005 г.г., а состояние из здоровья и уровень смертности оценивали в среднем в течение 6,4 лет, до конца 2009 г.  За этот период умерла   321 женщина, в том числе  235 по причине РМЖ. Высокое содержание в крови  энтеролигнанов энтеролактона и энтеродиола соответствовало более низким показателям смертности – у наибольших потребителей клетчатки и лигнанов смертность была ниже на 40% и 37%, соответственно.  По уровням потребления клетчатки авторы выявили следующую закономерность: выжившие больные РМЖ в среднем получали  ее по 20,8 г в день, умершие – по 20 г. По овощам – 135,8 и 127,1;   по фруктам – 165,3 и 155,5;  семенам льна – 2,5 и 1,7; семенам подсолнечника/тыквы – 3,4 и 2,3 г в день. Если у потреблявших в среднем  13,3 г клетчатки в день показатель общей смертности и смертности от РМЖ принять за 100%, то у получавших  28,9 г клетчатки в день этот  показатель составлял для общей смертности только  52%, а смертности от РМЖ – 64%     (Br J Cancer. 2011 ) .

       В том же учреждении был проведен мета-анализ по оценке зависимости между концентрацией в крови энтеролигнана энтеролактона и прогнозом РМЖ у женщин в периоде постменопаузы.   Авторы продолжили исследование, о котором сообщалось  выше. Оказалось,  что более высокий уровень энтеролактона связан с более низкой смертностью  – на каждые дополнительные 10 нанамоль/л этого соединения  в крови общая смертность и смертность от РМЖ  снижалась  на 6%, а отдаленная выживаемость возрастала также на 6%. Эта зависимость была выявлена для стадий опухоли   0-IIIA, но не для стадий  IIIB-IV и была выше у больных с индексом массы тела (ИМТ) менее 25 по сравнению с теми, у кого  ИМТ был выше 25. У больных, ведущих здоровый образ жизни (ИМТ менее 25, некурящие, физически активные) возрастание выживаемости было еще выше – на 8%.   У женщин с наиболее высоким уровнем  энтеролигнанов показатель общей смертности был ниже на 43%, а смертность от РМЖ – на 46%.  (Int J Cancer. 2014).

      В Отделе Онкологии, Биологии и Генетики Университета Генуи, Италия также оценивали зависимость между уровнем в сыворотке  крови женщин в периоде постменопаузы энтеролигнана энтеролактона  и смертностью от РМЖ.  Женщин после операции наблюдали в течение в среднем 23 лет. За этот период  180 человек умерли, из них  112  по причине РМЖ. Снижение смертности от всех причин и РМЖ наблюдалось у тех, у кого уровень энтеролактона  был выше 10 нанамоль/л.   Наиболее выраженная зависимость наблюдалась   в течение первых 10 лет после операции  (Breast Cancer Res Treat. 2012 ) .

      В Отделе Сетевой Медицины Чаннинг Гарвардской Медицинской Школы, Бостон, США в ходе исследования the Nurses' Health Study II   изучали зависимость между содержанием в крови женщин энтеролактона и уровнем заболеваемости РМЖ.   Для исследования были привлечены 802 женщины с РМЖ и такое же количество здоровых; все участницы  на момент начала исследования находились  в периоде пременопаузы.   По сравнению с теми, у кого уровень энтеролактона  был ниже 4 нанамоль/л,  у женщин с наибольшим его содержанием риск был ниже на 4%.     Среди женщин в пременопаузе с уровнем эстрадиола ниже 47 пикограмм/мл  у получавших наибольшее количество энтеролактона  заболеваемость была ниже на 51% (!). У тех же, у кого уровень эстрадиола был выше 47 пикограмм/мл, никакой зависимости выявлено не было   (Breast Cancer Res Treat. 2013).

        В Медико-Хирургическом Отделе и Отделе Здравоохранения Университета г.Перуджа, Италия оценивали влияние лигнана пинорезинола на пролиферацию и дифференцировку клеток ряда опухолей.   Пинорезинол – один из  простейших лигнанов, предшественник  других пищевых лигнанов, он присутствует практически везде – в цельнозерновых, бобовых, фруктах, овощах.  Оказалось, что пинорезинол подавляет пролиферацию клеток рака толстого кишечника и предстательной железы, а также  некоторых клеток РМЖ и клеток   лейкоза  человека HL60 (Nutr Cancer. 2013).

   Насколько часто жительницы развитых стран используют для профилактики РМЖ и повышения эффективности его лечения различные альтернативные методы, в том числе клетчатку, как источник лигнанов? На этот вопрос попытались в своем обзоре дать ответ сотрудники факультета Фармации Leslie Dan и Отдела Фармацевтических Наук Университета Торонто, Канада.    На основании  данных, приведенных в Канадском Раковом Регистре (Ontario Cancer Registry, Canada) авторы сравнили эти показатели в 1998 и 2005 г.г .  В   1998 г  66.7%  женщин, леченых по поводу  РМЖ,     использовали продукты или методы альтернативной терапии либо обращались к специалистам в этой области; в 2005 г. таких женщин было уже  81.9%.    Возрастание отмечено как по частоте использования продуктов либо методов (62% в 1998 и 70.6% в 2005), так и по частоте обращений к специалистам (39.4% и  57.4%, соответственно). В 2005 г.  41% женщин использовали дополнительные методы непосредственно в процессе лечения РМЖ. Наиболее часто используемыми продуктами были зеленый чай (71% женщин), витамин Е (70%), семена льна (66%), витамин С (65%).    Следует отметить, что такова тенденция в Канада – стране с высокоразвитым   здравоохранением и эффективной системой лечения онкобольных (BMC Womens Health. 2007).

   Не удивительно, что именно семенам льна как средствам повышения эффективности лечения РМЖ и уделяется особое внимание исследователей-онкологов.   Известно, что этот продукт  является источниками  клетчатки лигнанов, альфа-линоленовой кислоты,   обладает свойствами фитоэстрогенов,  противовоспалительным и гормономодулирующим эффектами.   Как источник фитоэстрогенов,  семена льна представляют для жителей стран Европы (в том числе и для России) и Северной Америки особое значение, в отличии от стран Азии, где  население традиционно получает фитоэстрогены в основном из соевых продуктов.  

    Сотрудниками  8 ведущих медицинских учреждений Канады написан обзор о влияние семян льна на риск развития РМЖ  и о воздействии их на состояние здоровья женщин с уже развившейся опухолью.   Авторы проанализировали базы данных  MEDLINE, Embase, the Cochrane Library, AMED по январь 2013 г. Из  1892 исследований были отобраны только 10. Выявленные эффекты – снижение частоты симптома  «горячих приливов» отмечено при применении семян льна в дозе 7,5 г в день. При использовании молотых семян в дозе 25 г в день (или одного из лигнанов семян  – секоизоларицирезинола) повышался апоптический индекс опухоли и снижалась экспрессия   HER2 (т.е. опухоль становилась менее злокачественной)  и индекс пролиферации клеток опухоли у женщин с выявленным РМЖ.     У регулярно  потребляющих семена льна заболеваемость РМЖ была ниже  на 18%, смертность от этой локализации опухоли – ниже  на 31%;   у них также на 76% был выше   уровень умственных способностей (Integr Cancer Ther. 2013).

    В Отделе Наук о питании Факультета Медицины Университета Торонто, Канада представлен  последний обзор по применению семян льна и содержащихся в них лигнанов для профилактики и повышения эффективности лечения РМЖ.  Для обсуждения авторы обзора отобрали работы, в которых эти механизмы изучались в эксперименте, а также в ходе эпидемиологических и клинических исследований.  В большинстве экспериментов на грызунах при включении семян льна в рацион животных в количестве   2.5%-10%  либо эквивалентного количества лигнанов или масла семян отмечено достоверное торможение роста опухолей молочной железы.  Введение  семян в объеме 10% в рацион животным достоверно повышало эффективность препарата тамоксифен (в дозе 80 мг/день), а 4% масла семян увеличивало эффективность   трастузумаба/герцептина (trastuzumab/Herceptin), используемых в дозе 2.5 мг/кг. Эпидемиологические исследования с привлечением больших групп добровольцев показали, что повышение потребления семян льна  и лигнанов  снижает частоту опухолей, особенно у женщин в периоде постменопаузы.  Лигнаны также уменьшали смертность от РМЖ и смертность от всех причин на   33%-70%  и 40%-53%, соответственно, без уменьшения  эффективности тамоксифена.  Клинические исследования показали, что семена льна в дозе 25 г в день с содержанием  50 мг лигнанов при применении в  течение  32 дней снижают интенсивность роста РМЖ, а применение лигнанов в дозе 50 мг в день в течение 1 года  у женщин в постменопаузе снижают  частоту возникновения опухолей.   Молекулярные механизмы действия семян льна включают снижение пролиферации и ангиогенеза клеток опухоли и повышение апоптоза в результате модуляции метаболизма эстрогенов и рецепторов к эстрогенам, а также  сигнальных путей факторов роста.   Тем не менее, авторы обзора полагают, что  требуются дополнительные клинические исследования, подтверждающие факты снижения риска развития РМЖ семенами льна и лечения развившейся опухоли и их безопасности для потребления больными    (Appl Physiol Nutr Metab. 2014 ) .

    Таким образом, клетчатка – далеко не бесполезный компонент  рациона женщин в периоде постменопаузы с точки зрения предупреждения такого тяжелого заболевания, как рак молочной железы.

Просмотров:1060

Архив статей -
Пропо́лис - пчелиный клей, смолистое вещество, вырабатываемое пчёлами для замазывания небольших щелей и дефектов в улье, размером до 6 мм (для более серьезного ремонта используется воск), для регулирования размеров входного отверстия в улей, дезинфекции ячеек сот.
Согласно данным сайта w.w.w.nutrition-and-you.com, ягоды черной смородины занимают четвертое место среди фруктов и ягод по уровню антиоксидантной активности после аронии, бузины и клюквы.
Подчас мы слишком увлекаемся заграничными экзотическими ягодами, пренебрегая тем, что растет у нас в саду.
Одно из интересных и перспективных направления исследования препаратов на основе ягод черной смородины – лечение глаукомы (повышенного внутриглазного давления).
Растение под звучным названием Трибулус (а по-русски вполне прозаично – Якорцы) используется в традиционной медицине Индии и Китая в течение многих сотен лет.
«Рогатый корень» - именно так и переводится с санскрита название растения singabera, трансформированное на русском языке в «имбирь». Забавно, но в английском слово “ginger” (имбирь) имеет еще одно значение – «рыжий» (о человеке).
Спазмолитический эффект препаратов листьев малины и привлекает многих беременных женщин, принимающих такие снадобья накануне родов для сокращения их продолжительности и «облегчения».
Пожалуй, не найдется ни единой серьезной книги по лекарственным растениям, в которой не упоминались бы листья земляники!
Клетчатка и рак молочной железы у женщин в периодах пре- и постменопаузы
Кто из нас не собирал в конце мая-начале апреля березовый сок? О вкусовых качествах этого замечательного напитка мы говорить не будем, а вот о полезных свойствах рассказать, безусловно, стоит.
Иван-чай как иммуномодулятор. В этом аспекте растение исследовано очень подробно.
Пожалуй, нет в мире другой страны, где этот овощ был бы столь любим и почитаем...
Исследования этого замечательного овоща проводятся до сих пор...